Высказывания Аллы Пугачёвой
анализирует культуролог Елена Волкова

Алла Пугачева говорит в барской высокомерной манере, абсолютно уверенная в своем праве выносить приговор без какого-либо упоминания закона. Низким голосом, разрубая воздух рукой как шашкой и не стесняясь в выражениях (хотя и удерживаясь от мата в телеэфире), она предлагает мужские средневековые виды наказания — монастырь и порку. Грубое «мужское» высказывание резко контрастирует с подчеркнуто женской внешностью (прическа, косметика, украшение), которая выглядит искусственно созданной, из-за чего возникает комический эффект.

Цари ссылали в монастырь неугодных жен и бунтарей; до середины XIX века в России пороли на площади. Эти образы варварского наказания, грубая лексика и жестикуляция, отсутствие сострадания к женщинам и их детям говорят о ее личной жестокости, склонности к насилию и глубоком презрении к чужим страданиям.

У Пугачевой противоречивое представление о церкви, которая вроде как является в ее глазах нравственным авторитетом («должна на путь истинный, так сказать, всех...»), при этом в ней нет порядка (раздраженное «Вы лучше там в церкви у себя разберитесь»), и она прямо отождествляется с Лубянкой. Пугачева не только воспринимает церковь как инструмент репрессий, но и сама предлагает монастырь вместо тюрьмы, что объясняет ее неспособность принять панк-молебен, который обличает служение церкви государству как аппарату насилия. Пугачеву, похоже, такое положение дел устраивает. Она недовольна только тем, что церковь плохо охраняет свои храмы, и тем самым позволяет «ненормальным» и «непросветленным» вторгаться в них.

Сама она говорит от лица «нормальных людей», то есть себя видит как моральную норму и представителя некоего «просветленного» большинства, с легкостью готового пороть и ссылать в монастырь протестующих художников, которые кажутся им ничего не понимающими людьми. А значит — Алла Пугачева абсолютно невежественна в современном искусстве, не знает ни истории, ни языка акционизма и уподобилась с годами тем мастодонтам советского искусства, которые в свое время обрушивали на нее не менее грубые слова.

Речь ее обрывиста, груба и безграмотна («якобы они там что-то выступают?»), противоречива, она начинает фразу, не зная, чем она ее закончит. Это лишает ее речь убедительности, говорит о внутренней неуверенности или неискренности, которые она пытается компенсировать преувеличенной решительностью и резкостью интонации, жеста и фразы.

4 ноября 2013 г.

Высказывания Аллы Пугачёвой    Вся диагностика