История Pussy Riot: день за днём

10.10.2012. Рассмотрение кассационной жалобы в Мосгорсуде

В Мосгорсуде рассматривалась кассационная жалоба на приговор участницам группы Pussy Riot.

В начале заседания адвокаты Толоконниковой и Алёхиной заявили ходатайства о вызове свидетелей защиты, необоснованно отвергнутых Хамовническим судом (на этот раз перечень этих свидетелей включал только экспертов и очевидцев панк-молебна) и о проведении повторной психолого-лингвистической экспертизы. Суд отказал в обоих ходатайствах.

Затем слово было предоставлено участницам Pussy Riot. Екатерина Самуцевич коротко объявила, что по-прежнему солидарна с подругами и не собирается признавать свою вину, адвокатов же сменила для того, чтобы сосредоточить внимание на деталях, касающихся только ее.

Мария Алёхина в своём выступлении сказала, что за семь месяцев потеряла всякую надежду на малейшее подобие правосудия, но решила ещё раз объяснить «оскоблённым верующим» истинные мотивы панк-молебна. Алёхина выразила возмущение откровенным шантажом, содержащимся в прозвучавшем накануне официальном заявлении РПЦ, требующем «раскаяния». Она констатировала, что РПЦ недопустимо смешивает таинство покаяния с юридическим признанием вины, что лишь подтверждает глубокую болезнь церкви и правоту панк-молебна.

Надежда Толоконникова тоже вновь подчеркнула отсутствие у неё религиозной ненависти и заявила о недопустимости смешения индивидуального покаяния и юридического признания вины. Как только Толоконникова упомянула фамилию Путина, судья прервала её, не дав договорить.

После осуждённых выступили их адвокаты. Виолетта Волкова снова перечислила многочисленные нелепости и передержки экспертизы Троицкого—Абраменковой—Понкина, и основные доказательства отсутствия у девушек мотива религиозной ненависти, уже звучавшие в Хамовническом суде. Марк Фейгин обратил внимание на процессуальные нарушения Хамовнического суда, пыточные для девушек условия, на игнорирование всех доводов и ходатайств защиты и сопутствующую процессу травлю девушек в СМИ. В заключение Фейгин выразил возмущение заявлением Путина о «двушечке» и попросил суд вынести президенту частное определение о недопустимости вмешательства в деятельность суда. Николай Полозов говорил о многочисленных смягчающих обстоятельствах, проигнорированных Хамовническим судом (наличие малолетних детей, множество положительных характеристик по месту учебы и волонтерской работы и т. п.). Ирина Хрунова, согласившись с доводами других защитников, добавила, что Екатерина Самуцевич фактически не принимала участия в «кощунственных» действиях, описанных в приговоре, так как была сразу же выведена охранником. Это обстоятельство отнюдь не было секретом, о нем неоднократно упоминалось в Хамовническом суде, Хрунова лишь сконцентрировала на нем внимание, в детальных подробностях описав все происходившее в ХХС.

Выступившие затем адвокаты «потерпевших» повторили всё то же, что говорили ранее в Хамовническом суде. Прокурор просто скороговоркой повторил выдержки из приговора Хамовнического суда и попросил оставить приговор без изменений. После перерыва суд огласил решение: Екатерине Самуцевич изменить приговор на два года условного срока и освободить ее в зале суда, приговор Алехиной и Толоконниковой оставить без изменений.