Летопись

Страницы: 1


Наша Маша и мы [Александр Зеличенко]

Человек, который из солидарности с голодающей подругой отзывает ходатайство о своем досрочном освобождении,— этот человек из особого теста. Грешным делом, я не помню, чтобы кто-то когда-то где-то сделал что-то подобное.  Читать »»


День Надежды [Александр Зеличенко]

Как встречает свой 24-й день рождения наша Надежда, мы не знаем: две недели о ней ни слуха ни духа. ФСИН таки придумал способ изолировать ее от общества: катать от тюрьмы к тюрьме по бесконечным российским просторам можно долго. И всё это «долго» заключенный лишен прав на адвокатскую помощь. И всё это «долго» руки системы развязаны — она может ломать жертву по своему усмотрению.  Читать »»


В этом разделе сделана попытка собрать разбросанные по средствам массовой информации, блогам и социальным сетям сочувственные публикации о Pussy Riot.

Страницы: 1