Мое отношение к делу Pussy Riot

Александр Скобов / 19.03.2012

Нравится или не нравится мне панк-молебен, я говорить не буду. О вкусах не спорят. И я не принадлежу к тем «гуманистам», которые призывают девушек «простить». Любая контора вправе устанавливать на подведомственной ей территории какие-то правила, и нарушение этих правил может влечь за собой какую-то санкцию. Но это чисто административное правонарушение (вне зависимости от его моральной оценки). Уголовная статья о хулиганстве предполагает насильственные действия. Предъявление этой статьи девушкам — беззаконие и произвол со стороны государства. Заявления клерикалов, что они добиваются лишь осуждения, а в юридических тонкостях они не компетентны,— ложь, лицемерие и фарисейство. А фарисеев необходимо изгнать из храма.

То, что происходит,— политическая расправа в чистом виде. Девушки — политзаключенные, и я призываю всех выразить солидарность с ними независимо от отношения к их художественному стилю. А вот клерикалам-мракобесам, орущим «распни их» теперь не только в адрес девушек, но и в адрес журналистов, распространяющих информацию о панк-молебне, я призываю дать решительный отпор. Любыми имеющимися (ненасильственными) способами. В том числе и обидными.

В данном случае РПЦ выступает как одна из борющихся за власть политических группировок, и оценивать ее следует именно в этом контексте. Я ее оцениваю как группировку, представляющую большую опасность для общества. Долой фиолетовых! Долой инквизицию!