Кража священных предметов

Андрей Бессмертный-Анзимиров / 04.05.2012

Сообщается, что, согласно опросам ВЦИОМ, 46% россиян считают акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя хулиганством, 13% — политическим протестом. Каждый пятый россиянин (21%) называет их поступок святотатством и лишь 1% — перформансом.

Весьма показательные цифры. О чем они говорят? О том, что россияне крайне плохо разбираются в современной музыке. Ибо акция девушек в первую очередь была именно перформансом, основанном на политическом протесте. Но неосведомленность населения на предмет рок-культуры — норма. С терминами филателии тоже знакомы далеко не все. Зато, учитывая специфику русской истории ХХ века, процент людей, понимающих, чем на деле являлся скандальный «панк-молебен» с точки зрения нарушения общественного порядка, на диво высок. Хулиганство. Уточним: мелкое хулиганство, не заслуживающее и часа задержания.

Общеизвестно, что статистикой легко манипулировать. Именно это делается на многих сайтах в Интернете, причем наивно и топорно. Так например, сообщается, что, по тем же данным, большинство опрошенных (32%) уверены, что наказанием для девушек должны стать исправительные работы. Налицо наше неосознанное извечное русское пристрастие видеть стакан наполовину пустым: тут же говорится о более мелких группах, которые высказались за арест на 15 суток (10%), штраф (20%), общественное осуждение (8%), условный срок (5%), плюс 7% россиян считают, что наказывать девушек не нужно вообще. Что в совокупности указывает на то, что 50% россиян высказались против любого серьезного наказания для девушек, в том числе и против исправительных работ. Поэтому все вышеприведенные цифры донельзя отрадны.

Теперь о болезненном. Во всяком случае для некоторых. Например, для явно безграмотного «политолога» Михаила Тесакова, обвинившего девушек в «святотатстве», или для министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, который заявил: «На Западе некоторые истолковали это как шаловливое выражение свободы слова. Российское общество этого не примет. Это святотатство и кощунство».

Как это может быть, чтобы министр иностранных дел мотивировал репрессии против девушек святотатством и кощунством?

Святотатство есть кража священных предметов. И точка.

Об этом можно не знать. Наверняка люди (и среди них, по-видимому, определенное число православных), оценившие поступок девушек таким образом, на деле имели в виду что-то другое. Но из песни слова не выкинешь. Опрос показал: осведомленность россиян в религиозных вопросах очень низка, что делает их суждения неквалифицированными, если не невежественными.

Хуже в случае с министром иностранных дел. Если он делает далеко идущие заявления, лишенные смысла, можно догадаться, что это не единственное, чем он систематически позорит свою страну на международном уровне. Да и как это может быть, чтобы министр мотивировал репрессии против девушек святотатством и кощунством? Даже если бы и то и другое действительно имело место — как смеет представитель государства, то есть института, конституционно отделенного от церкви, оперировать не юридической, а церковной терминологией, ставя кому бы то ни было в вину грехи, а не нарушение законодательства? Не свидетельствуют ли слова министра о том, что «православизм» и обскурантизм потеснили марксизм-ленинизм и становятся официальной идеологией путинского беззаконного режима?

Тем печальнее, что Церковь сегодня пытается манипулировать общественным сознанием, впервые оправдывая пропагандистское утверждение воинствующих безбожников 1930-х годов о том, что «попы обманывают народ». Не обманывали — но, поддаваясь давлению Путина и его «органов», сейчас обманывают. По крайней мере некоторые. Именно поэтому 33% православных опрошенных считают, что певицы из Pussy Riot должны быть за «святотатство» наказаны исправительными работами. Сия свирепость им, видимо, внушена путинославными лжепастырями. Лучше бы последние разъясняли своей пастве церковную терминологию. Впрочем, исправительные работы — не костры, не сажание на кол (еще одно кровожадное предложение в Интернете) и не порка.

Особо недовольные акцией 2% россиян настаивают на предании девушек анафеме. Как Емельяна Пугачева? Едва ли. Отлучение от Церкви — иное дело. Это тоже слишком строгое наказание для Pussy Riot, но в нем хотя бы есть смысл. Однако следует помнить: отлучить, как и предать анафеме, можно только членов Церкви. В противном случае «отлученный» лишь пожмет плечами и пройдет себе мимо.

Во время обсуждения скандала в своей передаче Андрей Малахов возразил президенту Адвокатской палаты Москвы Генри Резнику, сказавшему, что в США девочкам из Pussy Riot ничего бы не было: «За любое выступление против церкви в Америке в 24 часа тебя отправляют в тюрьму».

Позвольте мне, как православному, живущему в США более двадцати лет и к тому же женатому на занимающей высокую должность американской юристке, прояснить ситуацию. Во-первых, США, как следует из названия, являются не страной, а реальной федерацией пятидесяти стран, в каждой из которых свои законы. Во-вторых, в США перед девочками, совершившимися точно такой же акт, а именно без предварительного разрешения (которое им скорее всего дали бы, попроси они таковое) станцевавшими в церкви не во время службы и спевшими — пусть и на свой лад — молитву Богородице об избавлении страны от правителя (как известно, Pussy Riot в храме ничего не пели), стояла бы следующая альтернатива. Их бы попросили выйти; в случае отказа их бы вывела оттуда полиция и тут же отпустила бы восвояси. После чего им могли бы предъявить лишь обвинение в нарушении общественного порядка (disturbing the peace), которое не является уголовным преступлением и за которое полагается штраф в размере менее одной тысячи долларов. Могли бы — но в 99,9% церквей не стали бы. О вмешательстве в это дело государства и раздувании скандала не могло бы быть и речи: в Америке хватает недостатков, но Америка — страна серьезных взрослых людей, а не беснующейся детворы и ряженых манипуляторов.

Если бы девочки действительно совершили кощунство, а именно там же пели бы молитву не Богородице, а сатане,— то же самое. А если их действительное кощунство выразилось бы в неприличных надписях или рисунках на стенах, иконах или статуях, им было бы предъявлено чуть более серьезное обвинение в вандализме, то есть порче чужого имущества.

Американское государство не наказывает за грехи против Церкви. Это дело Церкви. Церковь же в США в случае действительного кощунства может сделать лишь одно — отлучить участников. Но только если они к данной церкви принадлежат. В противном случае остается лишь иск прихожан за нарушение общественного порядка. Но американские прихожане не кровожадны.

Протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что «если не будет раскаяния, значит, общество имеет право на жесткий ответ». С этим трудно не согласиться. Но — раскаяние в нарушении общественного порядка. А в случае отсутствия такового «жесткий ответ», на который имеет право общество, — штраф, причем очень умеренный штраф. В чем певицам каяться? Каяться следует тем, кто предлагает их пороть, жечь и сажать на кол. А у тех, кого девушки могли невольно обидеть, Мария Алехина попросила прощения.

Само английское слово riot означает в том числе и «нарушение общественной тишины и порядка». Следовательно, таков стиль их перформанса. Разумеется, можно отправлять людей в концлагеря и за то, что они танцуют фокстрот, как это делалось большевиками в 1920-е годы. Но то, что позволяют себе беззаконные насильники, душегубы и убийцы, не делается в обществах, основанных на иудео-христианских ценностях. Подчеркну — не на «традиционных русских и российских ценностях», к которым так любят взывать путинские демагоги-православисты и которых нет и никогда не было в природе, а на иудео-христианских ценностях, лежащих в основе европейской (включая византийскую) и американской цивилизации.

Тем не менее святотатство в России имеет место. Конечно, это вопрос толкования, но мне думается, что красть у целой нации ее святое право на собственную национальную церковь — чистой воды святотатство. Блокировать независимость (по-православному, автокефалию) церквей Украины и Белоруссии — святотатственные акции Московской патриархии и приверженцев путинославия. Их причины очевидны: власть и деньги. Московская патриархия реально крадет у украинских прихожан деньги, которые они жертвуют своим церквам. А поскольку украинцы намного религиознее русских, то и приходы здесь многочисленнее и богаче.

Практика православных канонов гласит: отдельная страна — отдельная церковь. Причем сложилась эта система именно благодаря таким странам, как Россия, которая в в 1448 году самочинно, вопреки существовавшим в то время канонам и в одностороннем порядке, разорвала отношения с патриархатом, которому канонически подчинялась, и объявила свою церковь независимой. Греки не признали законность этого акта и отлучили Великое княжество Московское от церковного общения со Вселенской Церковью, и это отлучение длилось более ста лет, до 1561 года. Полное примирение произошло лишь в 1589 году, а до этого мировое православие было в состоянии раскола — из-за России.

И еще одна причина — Киевский патриархат много древнее Московского. При его признании Москве пришлось бы уступить свое почетное место Киеву. А за такое, по психологии «православных хоругвеносцев и патриотов», и выпороть не грех.

Или хотя бы шлепнуть. По-большевицки.