«Что в имени тебе моем?»

Pussy Riot school. Урок 1

Елена Волкова / 08.06.2012

Поток публикаций о панк-узницах и волна жестокости в их адрес навели меня на мысль о необходимости протестного ликбеза, а потому я решила открыть школу контркультуры под названием Pussy Riot school. Начнем с азов, с Азбуки Pussy Riot.

Смысл имени

Pussy Riot — непереводимая игра слов на английском слэнге. Грубо звучит только первое слово — Pussy (Пусси), означающее, среди прочего, женские половые органы. Звучит настолько грубо, что англоязычные профессора не решаются произносить его в аудитории и сокращают название до PRiot. Вслед за ними первое слово имени группы не смеют произносить публично и некоторые образованные московские священники. Второе слово вполне нейтральное и означает «бунт». Если перевести сначала с английского на русский, а потом с ненормативного — на литературный язык, то получится — Бабий бунт. Это в первую очередь феминистическая группа, защищающая права женщин.

Некоторые люди по незнанию или намеренно произносят первое слово в названии группы как «Пасси», используя другое английское слово, которое пишется так же «pussy», но читается через «а» и означает «гнойный» ( от английского 'pus' — «гной»). В таком сочетании имя группы может указывать на желание ее участниц вскрыть социальные и политические «гнойники», то есть запущенные болезни общества, такие, например, как дискриминация женщин, бесправие, подчинение церкви государству и ее многолетнее сотрудничество со спецслужбами.

Грубая форма имени

Панк-группа представляет древнюю традицию контркультуры (культуры протеста), которая часто пользуется грубым языком и образами телесного низа для достижения высоких духовных целей. В русской культуре к такому языку прибегали скоморохи и «блаженные похабы», то есть юродивые, многие из которых канонизированы, как, например, знаменитые Андрей Юродивый (с ним связан праздник Покрова), Василий Блаженный, Никола Салос и более тридцати других святых «похабов», почитаемых русской церковью. Когда юродивые снимали с себя одежду и ходили голыми по городу, входили в храм и творили там бесчинства (вплоть до испражнений), целовались прилюдно с блудницами (и даже более того) их тоже многие считали бесстыжими хулиганами, кощунниками и бунтарями, а позднее понимали, что они тем самым обличали «мудрость этого мира, которая есть безумие перед Богом».

Почему они обличали порочное общество при помощи бесстыдных телесных образов и грубого языка? Потому что официальная серьезная культура претендует на телесный верх — голову и сердце («Один ум хорошо, а два лучше», «Голосуй сердцем!», «Ум, честь и совесть нашей эпохи», «Путин любит всех» и пр.), на разумность и доброту, заботу о народе, а юродивый-шут-скоморох видит, что это лицемерие власти, и переворачивает тело так, что наверху оказываются различные жо, ху и пи. Тем самым он показывает, что наверху у власти не голова и не сердце, а совсем другие, низовые органы. То же самое делает всякий, ругающийся в сердцах матом, который, по одной из гипотез, наши предки (в его древнем варианте) использовали для изгнания нечистой силы. Поэтому слово Pussy обычно не могут произнести те, кто считает, что наши власти не заслуживают столь резких выражений, или люди без чувства юмора и знания шутовских традиций культуры. Над карнавальным шествием во многих странах и сегодня несут фаллические символы как низвержение ложного порядка и утверждение своего, низового, свободного. Этот же шутовской символ арт-группа «Война» вознесла над Невой и направила в адрес спецслужб. Ничего нового. Просто визуальное выражение традиционного бытового, а теперь и политического «А пошел ты на...» или «в». Матерные выражения и образы приобретают новое политическое звучание на волне карнавальной культуры протеста.