Рок-н-Мол: «Богородица, Путина прогони» и «Отче наш»

Pussy Riot school. Урок 5

Елена Волкова / 16.07.2012

Иисус Христос, поучая народ, дает образец молитвы, получившей название Молитвы Господней, или, по первой строчке, «Отче наш». Он подчеркивает, что настоящая молитва должна быть краткой, а не многословной («Когда молитесь, не бубните, как язычники. Они думают, чем больше слов в молитве, тем скорее их услышит Бог»), и выражать существенные чаяния человека на земле. Панк-молитва соответствует этим двум требованиям: она немногословна и отражает горячие мольбы не только Pussy Riot, но и многих людей в современной России. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить их молитву с протестными плакатами и речами людей, которых отчаянное положение страны вывело на улицы.

Первое прошение в «Отче наш» обращено к Богу с надеждой, что Его имя будет святым на земле, что на земле установится Его царство и восторжествует Его благая воля. В комментарии к Евангелию от Матфея читаем: «Прославление имени, приход Царства и исполнение воли Бога — три разных способа сказать об одном и том же», то есть о торжестве Бога, а не противной ему силы, на земле.

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое,
да приидет Царствие Твое,
да будет воля Твоя,
яко на небеси и на земли.

Очевидно, что такая молитва была дана людям, изнемогающим под гнетом злой силы и жестокой воли, которые мечтают о тех временах, когда более не будут почитаться (святиться) имена порочных людей, и те не будут более царствовать над нами, и мы наконец-то выйдем из-под власти их злой воли.

С мольбы об освобождении от гнета жестокого правителя начинается панк-молитва, и так же, как в «Отче наш», ее первое прошение в библейском стиле повторяется три раза:

Богородице Дево, Путина прогони,
Путина прогони, Путина прогони!

Мы узнаем из Молитвы Господней, что воля Божья царит на небесах, а человек жаждет, чтобы она восторжествовала и на земле. В панк-молитве небеса так же противопоставляются грешной земле как царство свободы — тюрьме:

Призрак свободы на небесах,
Гей-прайд отправлен в Сибирь в кандалах.

Известно, что в православии сложилась традиция в тяжелейших обстоятельствах обращаться к Богородице. Вера в силу такой молитвы столь велика, что Григорий Палама утверждал, что всякая молитва с земли сначала достигает Богородицы, а через нее — Христа.

Рок-н-Мол: рок и молитва

Я хожу к суду в футболке «За песню в тюрьму?», хотя предпочла бы надпись «За молитву в тюрьму?» Очевидно, однако, что это была и песня, и молитва — рок-н-мол.

Заметим, что новый жанр рок-молитвы всячески поощрялся церковными властями, которые давно завели дружбу с рок-музыкантами, с 2003 года проводили фестивали и открывали клубы «православного рока», благословляли Кинчева, Шевчука, Неумоева, Бертенева, Кривошеева и др. Диалог с русским роком стал проверкой церкви на дух христианской свободы. С самого начала было ясно, что церковь, с одной стороны, хотела бы использовать широкую аудиторию рок-культуры в миссионерских целях, а с другой — опасалась ее свободной эстетики. Игумен Сергий (Рыбко) и другие священники выходили на сцену с проповедью, в ответ рок-группа пришла в церковь. Прислушайтесь к ним. Они кричат от боли за вас.

О единстве формы и содержания

Эстеты говорят, что и петь-то девочки не умеют. (Кстати, часто задают вопрос: почему «девочки»? Потому что они мне в дочки годятся, и потому что все мы дети Божьи, мальчики и девочки.) А на мой взгляд, их акцию отличает классическое свойство художественной целостности — единство формы и содержания, в данном случае построенное на контрасте, который отражает столь важное для молитвы противопоставление неба и земли.

Небеса представлены обращенностью к Богородице и надеждой на нее, и эту часть авторы искусно стилизовали под церковный знаменный распев. Но их молитва представляет два мира — небо и землю, и разъятое двоемирие ярко выражено контрастом стилей: благостный напев и смиренные земные поклоны резко сменяются пластикой отчаянной борьбы и протестными выкриками в стиле уличного ой-панка. А затем они опять обмякают, как в поклонах, но теперь уже кротко повиснув на руках охранников, чтобы подчеркнуть ненасильственный характер своего сопротивления. Каждый жест — метафора, а все вместе — шедевр художественного акционизма. Цельный, глубоко гуманный, бесстрашный и необычайно действенный.

Смирение перед небом, протест против земного зла — и непротивление злу насилием. (Лев Николаевич, память о тебе в род и род!) Небо и земля — в противопоставлении и столкновении друг с другом. Небо пребывает в гармонии, и к нему молящиеся обращаются в благоговении, на коленях, а земля содрогается от жестокости кровавых погон под черными рясами; от торговли Христом и Богородицей, от подмены любви — ненавистью, милосердия — местью; от дешевой магии, за которой люди выстраиваются в длинные очереди, не понимая, что кланяются не Богу, а торгашам в храме; от лжеучителей в школе; от расправ над женщинами в домах и судах… Это и вызывает крик протеста, об этом и вопиет к небу храмовый рок. Большая часть их молитвы звучит о бесчестии и насилии на земле. Заключительные строки рок-молитвы, повторяя первые, почти дословно перекликаются с последним прошением из «Отче наш»: «Но избави нас от лукавого».