Процесс над Pussy Riot вскрыл суть государственно-церковных отношений

Майкл Бурдо* / 31.10.2012

Акция Pussy Riot в храме Христа Спасителя отсылает нас к историческим событиям 85-летней давности — к 1927 году.

Многие в России, а некоторые и за ее пределами, считают активисток Pussy Riot безответственными нарушителями спокойствия. Но пристальный взгляд на проблемы, стоящие за «безобразием», учиненным в храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 г., и последовавшим затем приговором — два года в колонии общего режима,— раскрывает более серьезные аспекты этого события.

29 июля 1927 г. митрополит Сергий (Страгородский), возглавлявший в то время то, что осталось от церковной администрации после десятилетия гонений, пройдя через пытки в сталинской тюрьме, сдался и объявил о безоговорочной верности церкви атеистическому режиму: «Выразим всенародно нашу благодарность советскому Правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения... Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи».

Наградой Сергию за его отчаянную попытку «спасти церковь» стали пятнадцать лет еще более жестоких репрессий, во время которых рассеянные остатки церковного института фактически перешли на подпольное существование. Однако внутри Церкви прозвучали голоса против компромисса Сергия. Они донеслись из глубины ГУЛАГа, из Соловецкого монастыря — островного концлагеря в Белом море. Заключенные там епископы осознанно встали на мученический путь, написав письмо (тайно вывезенное из лагеря), в котором выражали свое несогласие с Декларацией.

Принципы, сформулированные митрополитом Сергием, с тех пор легли в основу церковно-государственных отношений. Несмотря на обретенную свободу, Московская патриархия за последние двадцать лет не только не отреклась от клятвы верности государству, но даже не пересмотрела свой компромисс с советским режимом, длившийся более шестидесяти лет.

Это ясно сознавали активистки Pussy Riot — хорошо образованные, серьезные люди, умеющие ясно формулировать свою позицию. А потому направили свой протест против, по их мнению, нелегитимного слияния церкви и государства в современной России, после того как патриарх Кирилл открыто призвал верующих голосовать за Путина на недавних президентских выборах. Многие считают это серьезной ошибкой опытного дипломата, которая неизбежно должна была вызвать протест. Pussy Riot были далеко не единственными, кто возмутился призывом патриарха, но именно их акция вызвала небывало громкий резонанс в мировых СМИ.

Что еще протягивает нить от 1927-го к 2012-му? После Второй мировой войны и кратковременного ослабления репрессий, за которое церковь заплатила высокую цену, Московская патриархия, созданная и контролируемая Сталиным, практически постоянно выходила за рамки вынужденной поддержки государственной политики.

В 1946 г. советская власть под угрозой физической расправы ликвидировала Украинскую католическую церковь: Русская православная церковь [Московского патриархата] получила много церковных зданий и с тех пор последовательно оправдывала свое участие в этом захвате, даже протестуя позднее, при Горбачеве, против восстановления юрисдикции Украинской церкви.

Когда в 1965 г. священники Глеб Якунин и Николай Эшлиман написали открытое письмо, осуждая новую волну гонений, обрушившуюся на церковь при Хрущеве, не кто иной как патриарх Алексий I, несомненно под давлением атеистической власти, запретил авторов письма в служении вплоть до раскаяния, тем самым фактически положив конец их священнической деятельности. Когда в 1974 г., при Брежневе, из страны выслали Александра Солженицына, Московская патриархия присоединила свой голос к хору осуждающих лауреата Нобелевской премии.

Позицию Московской патриархии не изменило даже падение советского режима. Во время Чеченской войны епископы благословляли войска, перед которыми была поставлена задача смести с лица земли город Грозный и уничтожить все оппозиционные силы в регионе. Сегодня церковь регулярно освящает ядерные установки.

...Соловецкие новомученики, возможно, не поняли бы методов панк-группы, но, безусловно, приветствовали бы мотивы бунта Pussy Riot. Патриарх же и его представители (не говоря уже о президенте Путине и его окружении), напротив, одобрили наказание молодых женщин, ссылаясь при этом на десятилетия церковных гонений, имея в виду, что сегодня церковь заслуживает особой защиты со стороны государства в качестве компенсации за нанесенные ей раны.

Никакая, даже самая щедрая компенсация, однако, не может возместить нескончаемые страдания и мученичество, длящиеся более семидесяти лет. Прежний храм Христа Спасителя был варварски взорван по приказу Сталина в 1931 г. Однако строительство на этом месте нового храма в 1990-х вызвало противоречивую общественную реакцию, потому что многие видели в этом неоправданную претензию церкви на власть в новой России, а колоссальные средства, собираемые на восстановление храма мэром Юрием Лужковым, оценивали как некую подать, наложенную на бизнес-сообщество. Неверно, таким образом, считать, что деньги собирались по копейке с малоимущих верующих. И в суде против женщин свидетельствовали не простые церковные бабушки, а официальные работники церкви. Сами же участницы панк-молебна, пребывая в бесчеловечных условиях российской тюрьмы (это слово мужа Надежды Толоконниковой, прозвучавшее 1 октября в эфире ВВС, не могло не вызвать глубокого сострадания к узницам), подтвердили свою христианскую веру и неоднократно приносили извинения за причиненное ими оскорбление.

Но это не изменило ситуации. 10 октября кассационный суд утвердил приговор суда для двух узниц — два года колонии,— несмотря на их горячее утверждение, что акция была политическим протестом, не мотивированным религиозной ненавистью. Суд освободил третью узницу — Екатерину Самуцевич, согласившись с утверждением защиты, что ее участие в акции было предотвращено охранниками храма.

Никто из патриархии не принял принесенных ранее извинений и не потребовал прекратить этот разрушительный процесс, в котором церковь очевидным образом потерпела полное фиаско. Администрация патриарха Кирилла неспособна признать тот факт, что РПЦ [МП] дискредитировала себя в глазах мировой общественности из-за неадекватной реакции на эпизод, который давным-давно был бы забыт, если бы протестная акция была проигнорирована. То, с какой резкостью акция в храме обнажила на весь мир суть «симфонии» кирилловской церкви и путинского государства, возможно, превзошло даже собственные ожидания Pussy Riot. И каждый день новые слова и образы наполняют интернет.

Перевела с английского Елена Волкова

*Автор — священник Церкви Англии, президент Кестонского института (Оксфорд).