Пройти до конца

интервью с режиссёром Таисией Круговых / 11.01.2013

— Таисия, ты знакома с участницами Pussy Riot с момента появления группы. Можешь ли ты сказать, что акция в ХХС стала «пиковой» с момента существования коллектива? Есть ли, на твой взгляд, акции более ценные, чем панк-молебен, при том, что они, возможно, остались в тени и не вызвали такого шума?

— Все акции были звеньями единой цепи перформансов, кульминацией которой явилась акция в ХХС. Впрочем, нужно добавить, что то, что происходит сейчас,— тоже продолжение перформанса. И после освобождения девушек он продолжится.

— Как пришла идея провести акцию в ХХС?

— Выбирались места, топологически знаковые для власти и населения, а в этом дискурсе таковыми являются Красная площадь, метро и, соответственно, ХХС.

— Были ли девушки готовы к аресту и сроку? Чего вы хотели от этой акции, была ли реакция общества и власти ожидаемой?

— Нет, не были, с чего им знать о негуманности власти? Чего хотели от акции, подробно описали в ЖЖ. Это важное дополнение к разъяснению акции, которую, как оказалось, нужно объяснять.

Особенность тоталитарного режима как раз в том и состоит, что все в той или иной мере находятся "под колпаком", это константа нашего существования. Но по-настоящему к этому быть готовым невозможно, как нельзя быть готовым к смерти.

— Акцию в храме уже назвали знаковой, разбудившей общество. Насколько мощный, по-твоему, заряд она вызвала? Можешь отметить какие-то позитивные последствия?

— Сама форма протеста была настолько яркой и необычной, что протест не мог остаться незамеченным, можно сказать, он разбудил общество. И это только начало. Плюрализм реакций и начало активного вовлечения в общественную жизнь людей, которые в России пассивны. Общество наше заторможено, пребывает в анабиозе.

— Можешь рассказать про историю с адвокатами? Из-за чего вышел конфликт, кто прав и кто виноват?

— Это внутренние разборки, которые не имеют отношения к делу. Но адвокаты пытались помогать, в этом их упрекать нельзя.