Сегодня Наде — 24 года

Александр Чепарухин / 07.11.2013

Сегодня Наде — 24 года. Да, всего 24. Уже 24. Я познакомился с ней чуть больше двух месяцев назад. Мы с ее мужем Петей провели с ней в колонии всего около семи часов, в течение двух дней подряд. Именно нам тогда она впервые сказала о том, что больше не может терпеть, что считает своим долгом сделать все возможное для униженных и бесправных заключенных, что собирается объявить голодовку. Именно это стремление — помочь другим — прежде всего двигало ее поступками. Не только заставить тюремную систему уважать права лишенных свободы людей, но и способствовать внутреннему освобождению самих узников. Я был свидетелем того, как, вопреки всяким домыслам о том, что голодовка была «организована извне», Петя уговаривал ее не действовать импульсивно, дождаться адвоката, испробовать все другие методы. Она не строила из себя железную героиню, которой все нипочем,— нервничала, сомневалась, жаловалась на здоровье. Но в итоге пошла на риск, на противостояние, на борьбу. И вот сейчас она отмечает свой день рождения на этапе, а в Москве уже 18 дней требуют информации о ее местонахождении и устраивают фейерверки в ее честь.

Она не строила из себя железную героиню, которой все нипочем,— нервничала, сомневалась, жаловалась на здоровье. Но в итоге пошла на риск, на противостояние, на борьбу.

Честно говоря, меня несколько смущают попытки превратить Надю в непогрешимую икону. Я увидел ее не только умным и смелым, но и искренним, трепетным, эмоциональным человеком. В поиске истины она способна сомневаться, выслушивать других, легко и свободно признавать свои ошибки.

В этот день я хочу прежде всего пожелать Наде здоровья. Это — главное сейчас. Все остальное для счастья у нее уже есть. Ее любят и ждут — не только родные и друзья, но и, без преувеличения, миллионы самых разных людей во всем мире. Благодаря таким, как она и Маша, меняется мир и не теряется надежда. Она и есть Надежда честных и храбрых людей.