Толоконникова, Алехина и Чехов против Собчак и Ко

Игорь Эйдман / 28.12.2013

И торгует всяк собой:
Проститутка — статным телом,
Я — талантом и судьбой.
Александр Тиняков

И войско песен поведу
С прибоем рынка в поединок.
Велимир Хлебников

Толоконникова и Алехина сразу после освобождения заявили, что в ближайшее время будут в основном заниматься защитой прав заключенных. Причем не только политзэков, а вообще всех заключенных, т. е. отверженных, забитых, последних людей в российском социуме. Понятно, что на этом ни денег, ни популярности в России не заработаешь. У нас зэков не жалеют. Жалеют, что их больше не расстреливают, как «при товарище Сталине».

Собчак в своем печально знаменитом интервью пыталась навязать девушкам роль субъектов рынка. Казалось, что она все время стремится свести разговор к главному для нее вопросу: «Чем торгуете?» Собчак, видимо, искренне хотела найти для Толоконниковой и Алехиной место за прилавком глобального рынка. Ее многие осуждают. Но разве удивительно то, что торговка с привоза считает весь мир большим базаром, а бандерша — борделем? В мире Собчак каждый торгует, чем может. Кому повезло — нефтью или должностями. А бедным артистам и всяким там интеллигентам остается продавать себя. Она не знает другого мира, других отношений между людьми, других целей человеческой деятельности. Ее образ мыслей соответствует логике Тинякова (см. эпиграф), а у Алехиной и Толоконниковой скорее логика Хлебникова.

Нашу интеллигенцию давно сожрал рынок. Его хозяева превратили ее в свою интеллектуальную обслугу, своих «ученых рабов».

Нашу интеллигенцию давно сожрал рынок. Его хозяева превратили ее в свою интеллектуальную обслугу, своих «ученых рабов». Толоконникова и Алехина стараются возродить революционные, альтруистические традиции интеллигенции XIX — начала XX века. Антон Павлович Чехов, как известно, абсолютно без всякой материальной или пиар-выгоды, пожертвовав здоровьем и временем, совершил героическую поездку на Сахалин, потому что хотел рассказать стране о тогдашних отверженных: каторжниках и ссыльных. Он воспринимал это как свой внутренний моральный долг перед ними. Антон Павлович не создавал и не продавал бренд «Чехов», не проводил кампанию по продвижению его на рынок, не занимался позиционированием своего творчества, чтобы его подороже продать. Он всю жизнь тихо помогал людям: бесплатно лечил крестьян, отдавал существенную часть своих не очень больших доходов на строительство больниц, формирование библиотек и т. д.

Сейчас, как в свое время Чехов, привлечь внимание общества к проблемам заключенных пытаются Толоконникова и Алехина. Их работа в рамках рыночной логики также будет совершенно бесполезна: ни денег, ни славы не принесет. Но бывшие участницы Pussy Riot, по всей видимости, в рамках этой логики и не мыслят. Они собираются жить по Чехову, а не по Собчак. Посмотрим, удастся ли это им.