Pussy Riot: шоу должно продолжаться

Ответы на 10 вопросов «ненашей» журналистки

Андрей Толоконников / 25.02.2014

— Весь мир видел, как Pussy Riot были побиты на сочинской Олимпиаде. Как они и где они сейчас?

— Дня три после возвращения в Москву Надю немного беспокоили боли в груди, в местах, где следы от синяков — результат побоев казаков. У Маши болит место, куда ударила нагайка, и рассеченный ноготь. Они зарегистрировали «телесные повреждения» по возвращении в Москву еще раз, потому что в Сочи к этому отнеслись формально, и, кажется, собираются подавать или уже подали в суд. Но главное, они опять занялись политикой. 21 и 24 февраля были на суде по узникам Болотной. 24 февраля в числе других 700 человек два раза задерживались полицией без объяснения причин у здания Замоскворецкого суда и на улице Тверской. Они провели в отделении полиции в общей сложности около 8 часов. В дальнейшем Надя и Мария собираются посетить одну из мордовских тюрем, кажется, печально знаменитую двойку (ИК №2). Там у них есть недоделанные дела. Это и знакомые зечки, которых они обещали посетить, правозащитная работа по «Зоне права» — их новому правозащитному проекту, к тому же они обещали, что не дадут спокойно жить ГУФСИН и пора ими заняться.

— По-прежнему ли система стремится подавить их?

— Разумеется, спецслужбы выполняли приказы предотвратить какие-либо акции Pussy Riot в Сочи. Пока они находились в Сочи их ежедневно задерживали. Они находились в ФСБ по 8 и 9 часов в день, и наконец их пробовали подставить и придумали дело с украденным из сейфа отеля жемчужным колье. Мне неизвестно, было это колье, было ли оно украдено или это просто выдумка спецслужб. Я думаю, что их будут и провоцировать в дальнейшем и пытаться снова посадить в тюрьму, но уже используя банальную уголовщину. Например, подбросить наркотики и проч. У ФСБ нет совести. Но единственное, что мне внушает оптимизм: Машу и Надю Путин попытается использовать как некую «шутовскую оппозицию», как смешных, ярких, раскрученных, но предсказуемых и управляемых, «прирученных» оппозиционеров, чтобы можно было представить их миру: «Вот посмотрите, это и есть российская оппозиция, они не опасны, это не то, что украинская оппозиция». Они всем известны, но они безопасны!

Я думаю, Путин ошибся и посадил не тех девушек в тюрьму: надо было выбрать более сговорчивых и менее волевых.

— Мадонна написала в твиттере: «Вы меня разыгрываете? Полиция на самом деле отхлестала их нагайкой за то, что они делали музыку на улице? Это Средневековье? Благослови Бог Pussy Riot! Они бесстрашны!» Они известны во всем мире. Какова их миссия сейчас?

— Их цели в ближайшие годы — использовать свою известность для того, чтобы донести до мира информацию о всех ужасах путинского режима: преследование инакомыслящих, отсутствие свободы слова и реальной демократии, а также рабское положение заключенных. Для глобального мира очевидно, что путинский режим дрейфует в сторону белорусского, и хорошо бы, чтобы Путин вовремя остановился и не довел ситуацию до северокорейской или иранской. Что вполне возможно, учитывая его эксперименты с православием и государственностью. Понятно, что интерес к Наде и Марии в мире не должен угасать. И второе: это работа в «Зоне права», то есть реальная работа по помощи заключенным российского Нового ГУЛАГа. «Зона права» пока не зарегистрирована по вине властей, но все больше и больше людей хотят сотрудничать в ней.

— Надя провела 21 месяц в тюрьме. Она изменилась?

— Надя стала более целеустремленной. Мне кажется, если раньше противостояние режиму было для нее хобби, данью хипстерской моде, то теперь она стала профессиональным революционером, непримиримым и готовым идти до конца. Я думаю, Путин ошибся и посадил не тех девушек в тюрьму: надо было выбрать более сговорчивых и менее волевых. Может быть, даже нанять кого-либо «посидеть», как Фунта в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова. Они бы сыграли и раскаяние и покаяние и «кушать подано», и «все, что пожелаете за ваши деньги».

— Вы публикуетесь на Huffington Post. Вы написали книгу о своей дочери. Как изменилась ваша жизнь?

— Ничего нового в моей жизни не случилось. Я уже много лет профессиональный копирайтер, хотя в прошлом врач. Под своим именем до истории с панк-молебном не издавался. Мне было просто нечего сказать людям, а говорить нужно только тогда, когда действительно знаешь что-то, чего не знают другие. Книга «Надежда» выпущена в Израиле почти год назад. Но бумажный тираж в России продавать невозможно, потому что у нас запрещены любые выставки и мероприятия где есть слова Pussy Riot. Да я и не стремлюсь: я же такой скромный. Если кому-то нужно, придут и скажут. Не верь, не бойся, не проси — это глубоко в нас. Главным образом книга доступна в электронном виде. Но она пока еще не нашла своего читателя, потому что она из цензурных соображений имеет не документальный, а художественный характер. Чтобы тебя стали читать именно как автора романов, нужно иметь имя.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Сейчас я пишу более реалистичную книгу в пребывании Нади в тюрьме, об акциях Pussy Riot. На основе тюремных дневников и писем Нади, а также своих писем, где есть мои впечатлении о ее дочери, которой я занимался это время, о разных явлениях в русской жизни. Разумеется, издаваться книга будет на Западе. Еще непонятно, на французском или английском языке сначала.

— Боитесь за Надю? Вы сказали ей, что она должна уехать в другую страну?

— Когда я говорил, что для Нади было бы лучше, если бы она уехала у другую страну, я немного лукавил, я понимал, что за границей она никому не нужна. Она нужна миру, пока она как Жанна Д'Арк бросается на стены Орлеана — Кремля. Если она уедет на Запад, это будет воспринята как уход на пенсию. Запад всегда пренебрежительно относился в русским эмигрантам, еще со времен революции 1917 года: «Вы не смогли победить, и работайте теперь у нас официантами и таксистами». Я же понимаю, что биологическая оболочка, благосостояние, комфорт и даже безопасность — это не основные ценности для Нади. Я же сам ищу возможность уехать из России. Например, мне очень нравится Европа. И против Соединенных Штатов я тоже ничего не имею.

— Оказывало ли правительство на вас давление как на отца Нади?

— Нет, правительство в лице полиции или ФСБ ни разу на меня не оказывало давления, даже ни разу не приглашало на беседу с целью предупредить о чем-то. Потому что я не активный, я пассивный оппозиционер. Хотя то, что происходит в России сейчас, то есть абсолютно все без исключения, глубоко омерзительно. Но я на этом не зацикливаюсь, я не верю в будущее нашей Великой Родины, и потому то, что здесь случится после меня, меня не волнует. Дочь волнует, меня — нет. Больше нет.

— Являются ли Мария и Надя профессиональными правозащитниками?

— Пока нет. Ведь они всего лишь два месяца назад вышли из тюрьмы и ездили по миру: США, пять европейских стран, Сингапур. У них просто не хватило бы времени стать «профессиональными правозащитниками».

— Почему вы думаете, что мир нуждается в них?

— Миру нужны новые герои, и тем более новые герои из таких экзотических стран, как Россия. Человеки-пауки, Бэтмены, Женщины-кошки, Суперменши. Которые бросят вызов и желательно победят силы Тьмы в лице Путина, столетней власти КГБ, стряхнут сон с русского народа, разбудят в нем пассионарность. К тому же девушки такие милые, так непохожи на стандартных героев и политиков, они воспринимаются как игрушечные, как мультяшки, вошедшие в реальную жизнь из диснеевских мультфильмов. Ну и немного как Че Гевары в юбках. Все это так мило и, кажется, надолго.