«Что мне до этого, женщина?» (Иоанн 2:4)

Pussy Riot school. Урок 2

Елена Волкова / 13.06.2012

Парадокс русской женственности

Зачем нам феминизм и феминистский рок? Зачем Pussy Riot просили Богородицу стать феминисткой? Разве вся Россия — не страна Богородицы? Разве христианство не вознесло женщину буквально до небес? Разве многие тысячи Богородичных икон не висят в храмах, домах, школах, учреждениях, магазинах и машинах? Разве не в России возникла целая философия женственности — софиология? Разве не воспели поэты женщину как Мадонну, Незнакомку, Прекрасную Даму, Премудрость-Софийность, Родину-Мать, наконец?

Но почему-то в Евангелии Христос неласково называет Марию просто «женщина», а не «мама» или «мать» («Что Мне и Тебе, Жено?»), будто знает, что именно так нас будут называть в России много веков спустя: «Вы куда? Женщина!», «Женщина! Туда нельзя!». Будто предвидит, что мы увесим храмы иконами Богородицы, но не будем пускать женщину в алтарь, забудем диаконисс, саму мысль о женском священстве будем считать недопустимой, а на венчании упорно станем повторять за апостолом Павлом «жена да убоится мужа своего», делая акцент на страхе, а не на том, что муж должен уподобиться Христу в любви к жене. Бойся, и все. Любого.

А также бойся вместе с ним учителей, врачей, полицейских, гаишников, омоновцев, судей, начальников, а более других бойся чекистов-кгбэшников-фсбэшников, Путина-Медведева-Гундяева и всякую власть. Трясись и не высовывайся, закройся в келье и молись, а не шастай на митинги, не требуй уважения и справедливости. Терпи унижение, грубость, насилие и молчи.

Мужчины обычно относятся к женщинам так, как государство относится к ним. Панк-девчата называют такую позицию превосходства и насилия патриархатом. А желание женщины привлечь мужчину своей красотой и утолить его аппетит — ложной феминностью (женственностью).

Богородица, стань феминисткой!

«Богородица, стань феминисткой» в молитве Pussy Riot означает: Богородица, сойди с небес, выйди из окладов икон и защити женщин, которых унижают, бьют и насилуют в той комнате, где стоят Твои иконы, которых покупают и продают, чье тело используют как бездушное мясо, на кого смотрят с вожделением как на аппетитное блюдо. Защити всех, женщин и мужчин, стариков и детей, униженных и оболганных, избитых и изнасилованных — в собственном доме, подъезде, в армии, кутузке, на пустыре, площади, ночью и среди бела дня. Внуши тем, кто целует твой лик на иконах и прикладывается к твоему поясу, уважение просто к женщине и просто к человеку. Посрами бездушный жестокий патриархат — в семье, политике и религии.

Школа жизни

Английский богослов, феминистка Элисон Джаспер спросила меня:

— В России есть феминизм?

— Практически нет.

Она посмотрела на меня с таким изумлением, будто я сказала, что у нас нет канализации или водопровода. А я вспомнила картинку из детства.

Мы стоим во дворе, и Колька кричит вверх: «Па! Можно я в кино пойду?» А в ответ из окна низкий хрип: «У матери спроси». Эту же мать Колькин отец материл каждый вечер на весь двор, а по выходным бил. Она отвечала за семью, быт, детей, и за безнаказанную жестокость своего мужа отвечала тоже она. Молчанием. Теперь Колькина мать заговорила голосом Pussy Riot. Богородица, выведи девчат из патриархийной... то есть патриархатной тюрьмы. И нас всех вместе с ними.

Домашнее задание. В нашей школе контркультуры появился первый «учебник» — недавно опубликованная в сети обстоятельная статья философа и феминистки Ольгерты Харитоновой «Явление Pussy Riot». Читайте. Обсудим.